Экшен Red Dead Redemption


Поиск по сайту:



События Red Dead Redemption

В офис шерифа городка Армадилло зашел мужчина. На вид ему было лет сорок; взгляд его выражал целеустремленность и уверенность, а небритое лицо рассекали глубокие шрамы. «Джон Марстон,представился он низким, сипловатым голосом. Из форта Мерсер». Человек со звездой на груди сразу же потянулся к кобуре. Шутка лив этом форте давно уже засели разбойники во главе с самим Биллом Уильямсоном! Рука полисмена еще не успела лечь на рукоять, как Марстон уже наставил на него свой револьвер. По умению обращаться с оружием он был на голову выше большинства стрелков, попадавшихся ему на пути, и здешний полисмен это тут же понял. Вовремя вошедший шериф угомонил чересчур ретивого подчиненного - пожилой поборник закона полагал, что бандит из шайки Уильямсона не станет так подставляться. И был наполовину прав.

Когда - то Марстон и впрямь был преступником, больше - был братом по оружию Уи - льямсону. Однако соратники бросили его во время одной из вылазок, и он воспользовался этим шансом, чтобы покончить с криминальным прошлым. Жить бы теперь припеваючи на ферме с женой и сыном, если бы не федералы - новомодные агенты, куда опаснее и авторитетнее, чем полиция и даже армия. И вот уже Марстон горбатится на правительство - не то чтобы у него был выбор. Семья, по сути, в заложниках у новых работодателей, и чтобы вернуться к ней, Джон должен был взять живыми или мертвыми своих бывших соратников по банде. Первым в списке был Билл Уильямсон.

Мысли о семье не покидали Джона во время визита в Армадилло. Он был готов терпеть глупость помощников шерифа - как - никак, ему нужна была вся поддержка, которую он только мог получить. Форт Мерсер, где окопалась банда Уильямсона, был практически неприступен - это Джон смог оценить во время своего первого визита под стены крепости. Тогда он еще пытался уговорить Билла сдаться по - хорошему - глупая, наивная затея. Кабы не добрая душа Бонни МакФарлейн, хозяйка близлежащей фермы, да не золотые руки местного доктора, быть бы Джону кормом для стервятников. «Ничего,уверял он себя, щупая простреленный бок.- Уильямсон за это еще поплатится».

Нужна была помощь, и, что еще важнее,план. Брать форт головорезов штурмом не представлялось возможным, надо было и каким - то образом проникнуть внутрь незамеченным, и раздобыть подходящее для битвы снаряжение. А значит, предстояло найти подходящих людей, и их поиск, к сожалению Мар - стона, откладывал его возвращение домой. И он стал ждать. Помогал по возможности шерифу, с трудом справлявшемуся с местной преступностью, и Бонни МакФарлейн, которой был обязан жизнью. Свободное время обычно коротал за покером: везло редко, но игрок он был осторожный, и при хорошей карте умел сорвать большой куш. Порой пробовал себя и в блек-джеке, а вот «пролетарские» развлечения не любил: закинуть подкову на гвоздь никак не получалось, а состязания в умении обращаться с ножом грозили обернуться потерей пальца, что в планы Джона не входило.

Любил он и поохотиться - начинал с кроликов, а заканчивал порой кабанами и даже свирепыми гризли - самыми опасными животными. Меткость и быстрота нажатия на спусковой крючок не раз спасали ему жизнь. Возвращаясь в город с ворохом шкур, Джон продавал их, покупая на выручку новые стволы, боеприпасы, карты окрестных земель и прочие полезные вещи.

Не оставлял Джон в беде и простых встречных, стараясь по возможности помочь им. Он вообще был порядочным человеком, несмотря на темное прошлое: костры за собой тушил, за добро платил той же монетой, и даже подлецам предоставлял возможность умереть на честной дуэли. И на вопрос «Ты моралист или просто глупец?» Марстон отвечал честно: «И то, и другое понемногу».

Вот и дернул его черт выручить господина Веста Диккенса, шарлатана, рекламирующего свое пойло как панацею от всех болезней. Накликал мошенник на себя беду - подстрелили его да бросили умирать, а Джон отвез его к доктору. О чем вскоре пожалел - деловой предприниматель без зазора совести начал добросердечного спасителя эксплуатировать, чтобы выручить побольше денег. Правда, оправдание его жадности нашлось: он пообещал провезти Марстона в форт Мерсер под прикрытием продажи своего чудо - эликсира.

Помог Диккенс и со знакомствами. По его наводке Джон нашел господина Ирландца - тунеядца и алкоголика, знающего, однако, где можно раздобыть пулемет,и Сета, раскапывающего могилы безумца, который, однако, был вхож в засевшую в форте шайку бандитов. Все три упрямца, прежде чем внесли свою лепту в общее дело, заставили Марстона изрядно попотеть: умудренный жизнью ковбой чувствовал себя как мальчик на побегушках. Только когда он объездил все дороги штата Нью - Остин, перестрелял кучу головорезов и выручил каждого своего соучастника несколько раз кряду, подготовка к штурму наконец - то завершилась. И каково же было разочарование Джона, когда в разгромленном форте не оказалось Уильямсона! Один из выживших бандитов упомянул, что Билл отправился в Мексику - значит, решил прятаться у Хавьера Эскуэлы, другого бывшего товарища Джона по банде. Все старания оказались насмарку: если раньше Марстон точно знал, где найти Уильямсона, то сейчас ему надо было отправляться в незнакомую страну и пытаться чего - то добиться у местных.

Чтобы возненавидеть Мексику, Джону понадобилась неделя. Знакомство с южной пустыней началось с наставленных на него трех стволов и настойчивых требований поделиться одеждой. Несколько раз Марстон пытался уговорить аборигенов расстаться с ним по - хорошему - не вышло. Местные постоянно балакали на своем тарабарском наречии, которое он не понимал и понимать не хотел. «Гринго пендехо, донде эста ми ди - неро? Муэре каброн!» Тьфу на них трижды. Чуть менее добрый человек накормил бы их свинцом за одно только «гринго»но нет же, Джон не таков. Поначалу даже решил обратиться за помощью к местной власти, надеясь на помощь в поисках Эскуэлы. Как бы не так! Полковник Айенде, казалось, интересовался только женщинами - добывать их он заставил Джона под предлогом борьбы с повстанцами. Эскуэла, сказал он, сотрудничает с бунтарями, поэтому сперва надо расправиться с их лидером. Вскоре познакомился Джон и с самим предводителем - разочаровавшись пытать счастье у одной стороны, он решил помочь другой и собственноручно вытащил Авраама Райса из петли. Каково же было его разочарование, когда глава сопротивления оказался такой же лживой и эгоистичной скотиной, как и Айенде! Каждый тянул одеяло на себя, каждый, выражая признательность Джону за оказанную помощь, утверждал, будто действует во благо Мексики. Пустые слова! Марстон поклялся себе, что когда доберется до Эскуэлы и Уильямсона, ноги его больше в этих краях не будет. До тех пор, впрочем, иного выхода не было, и он, «помогая Мексике», десятками и сотнями убивал ее сыновей.

Единственной отдушиной оставались безлюдные места. Марстон обожал прохладу ночной прерии, когда он, разведя костер, ночевал под открытым небом. Он встречал закаты на причудливой формы скалах, возвышающихся над рекой, наблюдая, как водная гладь покрывается багрянцем. Он скакал меж огромных кактусов, когда воздух вокруг плыл от жары, высматривая юрко снующих из тени в тень броненосцев. Иногда он присоединялся к отдыхающим у дороги путникам и слушал их истории - например, про мстителя Реда, бравого стрелка, оплакивающего смерть родителей.

Встречались Марстону и странные вещи.

Раньше, когда он перевозил Сета, сумасшедшего эксгуматора, выброшенный из гроба гниющий труп внезапно поднялся на ноги и так и остался недвижимо глядеть за горизонт, окруженный ореолом из мух. В другой раз в небе вместо птиц Джон завидел людей, машущих руками словно крыльями. А чуть позже - бегущего по воздуху оленя. Не удержавшись от соблазна, он подстрелил диковинного зверя, но вместо шкуры с его тела подобрал воронье перо. Чудные дела! Потом у Джона Марстона началась полоса неудач. Его порядочность словно стала шутить с ним злые шутки: встреченный в пустыне путник, просящий помощи, оказался бандитом и увел у Джона любимую лошадь. А новую, купленную за несколько сотен долларов, загрызла стая койотов - ковбой и сам еле ноги унес. Захваченного живым преступника задели в перестрелке - и награда вмиг уменьшилась вдвое. Вернув украденную повозку законной хозяйке, Марстон не успел отвернуться, как женщине перекусила горло невесть откуда взявшаяся пума. Став очевидцем убийства безоружного, он решил на всякий случай связать стрелка - но свидетель этого , настучал на Джона, и его объявили в розыск за похищение. Откупившись от закона, уставший ковбой решил перевести дух в салуне - и краем уха услышал оброненное завсегдатаем покерного столика обвинение себя в пособничестве мировому сионистскому заговору.

Это стало последней каплей. Марстон спрятал лицо под банданой - портить с таким трудом заработанную репутацию не входило в его планы - и через мгновение болтливый антисемит с дырой в затылке опрокинулся на свои карты. Вслед бегущим на улицу свидетелям полетели пули - ровно по количеству человек. Прибежавшим на крик полицейским под ноги упала шашка динамита, а об вывеску борделя разбилась бутылка с зажигательной смесью. Город быстро опустел - все попрятались по домам, лишь одна женщина в панике решила скрыться в пустыне. Марстон вскочил на коня, пришпорил его - и минутой спустя вокруг беглянки затянулась петля лассо. Он протащил ее несколько миль по пыльной дороге и остановился у железнодорожных путей, затем неторопливо связал жертву по рукам и ногам и, аккуратно устроив поперек рельс, отошел в сторонку - угостить коня яблоком. В густой ночи огни подъезжающего поезда были заметны издалека - и вскоре неумолимая металлическая громада едва слышно чавкнула в темноте. Achievement unlocked.


 
Автор: OLEGator
по заказу http://wmr1000.ru/
Запрещено копировать без ссылки на сайт

 
Сделать закладку: