Где и как начиналось банковское дело?


Поиск по сайту:



Из истории банковского дела

Учебники, словари и труды по экономической истории свидетельствуют, что древнее банковское дело происходит из Месопотамии и родилось в храмах Вавилона.

Ранее считалось, что жители Месопотамии, как правило, вкладывали свои движимые активы, кроме зерновых и денег, в сберегательные храмы, поскольку они были и прочно построены, и хорошо охранялись, а вкладчики не сомневались в порядочности священников. Храмы за вознаграждение предоставляли части этих депозитов лицам, которые нуждались в пищи или деньгах. Поэтому можно сделать вывод, что практика депозитов существовала еще в храмах Шумера за 2500 г. до н. э.

Хранение в этих святых местах наводят на мысль, что определенные найденные там предметы не были непосредственной собственностью самого храма. Кажется, что они были оставлены там на хранение частными лицами или служителями храма. Признаки первых займов ячменем и деньгами, которые предоставляли храмы, датируемые III династией Ура (2112-2004 г. До н.э.), первые указания появляются во времена правления Абу-Сара (1985 – 1950 до pp. н. э).

Итак, существуют разногласия между первыми доказательствами принятия депозитов и первыми предоставления займов. Записи, датированные 1351-1283 г. до н. е., что находились в городе Ниппуре, свидетельствуют о том, что зерновые, которые хранились крестьянами в хранилищах храмов, находившихся в индивидуальных отделениях, известных как тибку. Поскольку они не были смешаны с собственными активами храма, их нельзя было предоставлять взаймы.

Регулирование займов контрактом, который составлялся при свидетелях, и гарантирование личными гарантиями или вещами было изобретением частных лиц, а не священников или администраторов храмов. Древнейшее доказательство, датируемое XXIII вв. до н. е., был найдено в Северной Месопотамии в бассейне реки Дияла – регионе, который не имел ни государственной экономики, ни такой, которой управляли храмы. Во времена Ш династии Ура практиковались сельскохозяйственные кредиты, коммерческие займы и потребительские кредиты. Кредиторы, как правило, были купцами или крупными землевладельцами. Осталось большое количество писем с этих территорий, в которых получатель передает определенное количество товара (чаще всего – продукты питания) третьему лицу. Такие письма представляют собой первые признаки платежных поручений.

Роль бизнесменов в области кредита приобретает такой важности, что слово тамкару, которое означало предприниматель или купец в Аккаде, стало синонимом к заемщику фондов. Именно благодаря ассирийцам происходило развитие кредитных отношений. В XIX в. до н. е. они организовали коммерческие колонии в Каппадокии. Караванная торговля между Ашшуром и Канишем – местом, расположенным в центре каппадокийских колоний, – полностью основывалась на кредитных операциях, поскольку караванные путешествия действительно могли продолжаться несколько лет.

Финансирование операций происходило так: ассирийский тамкару из Анатолии оказывал члену каравана определенную сумму денег для покупки товаров в Ашшуре. После этого последний подтверждал признание долга на полученную сумму на глиняной доске; в большинстве случаев представителем был скорее тамкару, чем его голова, никакое иное лицо участия в документе не принимала. Если кредитору потребуются фонды, которые он изложил, к возвращению каравана, или если он боится рисков или подвергся потери вследствие иной деятельности, он мог передать свой долг другому тамкару, который был готов купить его, за нормальное обязательство или по более низкой цене.

С этой точки зрения, тамкару становились собственниками денег или вещей, которые сейчас путешествовали, на свой собственный риск. Он также имел возможность продать заем другому тамкару или требовать эти товары после прибытия. Этот метод передачи долгов был заменой для любой системы индоссамента (считался невозможным из-за тяжести системы сухих глиняных досок) и давал возможности для целого ряда трансферов коммерческих инструментов. Ассирийские тамкару практиковали профессию коммерческого агента, которая приобрела общественный характер, а его роль в обеспечении кредита вытекала скорее из его функций, чем из его личности. Это первый в истории случай, когда используются договорные инструменты, хотя они появились в странном ныне виде клиновидных досок, которые циркулировали лишь среди ограниченного круга тех тамкару, которые были готовы принимать и признавать их.

Аналогичную практику можно наблюдать также в храмах и дворцах Вавилона во времена правления Хаммурапи (1792-1750 г. До н.э.). В этих институтах надписи относительно займов выглядят так: «Он должен уплатить владельцу этой доски». Такое положение, которое вызвало много дискуссий среди специалистов, не имело первоначальной цели позволить кредитору погасить задолженность до этого срока: в действительности оно было создано, чтобы дать возможность поступления наличных за дощечкой с любого лица, работника или управляющего храма или дворца. Однако в последующий период оказалось, что некоторые частные лица начали использовать такую формулу в контрактах и, очевидно, использование такой дощечки имело целью выполнение долга до указанной даты, имя первоначального кредитора иногда опускалось.

Наиболее приемлемая теория утверждает, что в Нововавилонский период (VII-V век. До н.э.) частное банковское дело вытеснило храмы, появились крупные банковские дома Эгиби и Мурашу Ниппура. Однако подробное изучение их архивов показало, что ни один из этих двух институтов не может быть назван «банком». На самом деле это были такие предприятия, занимавшиеся очень широким спектром деловой деятельности, в частности реальным имуществом, коммерческим сельским хозяйством и торговлей, к чему добавлялись многочисленные банковские операции. Это особенно подтверждалось в Эгиби. В исследованных архивах е как долговые контракты и депозитные соглашения, так и соглашения партнерства в виде обществ с ограниченной ответственностью.

Однако они всегда состояли из неизвестных депозитов, принадлежавших членам клана Эгиби. Когда они брали взаймы, от них требовали уплату таких же процентов и предоставление таких же гарантий, как и от всех остальных, кому предоставлялись ссуды. Имеющиеся документы не позволяют подтвердить тот факт, что члены семей могли брать взаймы по более низким процентам, чтобы потом предоставить ее по более высоким. Как и современные банкиры, Эгиби также делали платежи на счет третьих лиц: правителей, клиентов своих коммерческих предприятий, членов семьи, которые не имели достаточно времени и навыков для управления своими счетами.

Улаживание долговых обязательств в Месопотамии, несомненно, было сложной процедурой, требующей присутствия писарей и свидетелей. Более того, платеж всегда нуждался в изготовлении клиновидных досок, поэтому бизнесмен, который хорошо знал все правовые требования и формальности, мог совершать финансовые операции от имени клиентов, которые давали ему деньги для осуществления платежей; он осуществлял надзор за счетами, а также мог собирать платежи на счет клиента.

Депозиты, созданные в результате таких операций, очень отличались от банковских депозитов, которые существуют сегодня. (Когда мы открываем банковский счет сегодня, то не даем банкиру инструкции о конечном назначении денег, которые вкладываем. Мы приказываем ему выполнять, без каких-либо количественных ограничений, различные банковские операции .Депозиты, размещенные в Эгиби, всегда сопровождались точными инструкциями. Ни один член семьи не мог использовать их для улаживания своего бизнеса; деньги отдавались в закрытых мешках.


 
Автор: Stranger
по заказу http://wmr1000.ru/
Запрещено копировать без ссылки на сайт

 
Сделать закладку: